После душа запроторил зрелой в колготках палку